Страшилки

Copyright © Красная Бурда

«Но Боже вас упаси выходить на болота в полночь, когда силы демократии властвуют над всем сущим!» (эпиграф)

СТРАШИЛКИ

Один мужик шел ночью домой. А идти нужно было через кладбище. «Врешь, — думает, — не возьмешь! Я через хутор пойду, там и людей побольше, да там, вроде, и свадьба...» И пошел через хутор. Больше этого мужика никто не видел...
.  .  .  .  .
Однажды мама говорит своей дочке: «Сбегай-ка, доченька, в булочную, купи пирожков, да смотри, с человеческим мясом не бери!» Не послушалась маму девочка, взяла с человеческим мясом... Но мама — она человечину за версту чует — взяла и выбросила пирожки на помойку. И вот, ночью все спят, вдруг — стук в дверь! Папа пьяный пришел! А мама — она папу пьяного за версту чует — взяла его и выбросила на помойку. Утром жильцы пошли из ведра выносить, смотрят — а из помойки папа выглядывает! И в каждой руке — пирожок с человеческим мясом! Тут у всего дома разрыв сердца и случился... С тех пор вот уже сто лет на эту помойку никто мусор не выносит.
.  .  .  .  .
... Вдруг в двенадцать часов по московскому времени гроб открылся, и из него вылез покойник. А потом в двенадцать часов по Гринвичу гроб опять открылся, опять покойник вылез, потом в двенадцать часов по нью-йоркскому времени!.. Крышка хлопает всю ночь, покойники туда-сюда лазают, кряхтят, спать невозможно, — ужас какой-то!..
.  .  .  .  .
... И вот однажды построились на Красной площади войска, скомандовали им: «Равняйсь! Смирно! Равнение налево!», и выезжает из Спасских ворот гроб на двенадцати колесиках. А перед гробом — пятьдесят орденов Ленина, каждый на своем колесике...
.  .  .  .  .
В одной стране было трудное и жестокое время. Все так и говорили: «В наше трудное и жестокое время...», или: «Что с тобой сделало беспощадное время, дорогая!», или даже: «Жестокое и трудное время — двенадцать часов тридцать минут!..»
.  .  .  .  .
Один мужчина мылся ночью в ванной. Уронил нечаянно мыло. Нагнулся, смотрит, а к его ногам и мылу от плеч тянутся огромные волосатые руки!..
.  .  .  .  .
В одном пионерском лагере стали пропадать дети. Поначалу, в первый год, родители и вожатые не обратили на это внимания. А потом физрук с вожатой пошли в лес детей искать. Долго искали, но никого не нашли. «Ну, ничего, думают, на следующий год обязательно найдем!..»
.  .  .  .  .
В одном фортепианном оркестре вдруг пианисты заметили, что на рояле клавиши стали западать...
.  .  .  .  .
В одной армии у одного бойца завелся черный подворотничок, и начал его за это старшина душить...
.  .  .  .  .
... А вот еще, говорят, в одном полку Боевое Знамя части часовых душило! Встанет боец на пост, и ровно в двенадцать часов ночи знамя вдруг начинает шевелиться и говорит ему: «Рядовой Такой-то, рядовой Такой-то, поцелуй меня в уголок, а не то я тебя задушу!» Понятно, никто целовать не соглашается, Знамя-то ведь старое, в складках все. Время шло, и вскоре солдаты стали отказываться стоять на этом посту, не говоря уж о том, чтобы фотографироваться на фоне развернутого Боевого Знамени части.
.  .  .  .  .
...И вот повесили на Синюю Ленту золотую медаль и надели все это на шею какому-то чемпиону мира. И еще какая-то Добрая Рука привязала другой конец Ленты к Государственному флагу. И вот стоит чемпион на пьедестале, Государственный гимн играют, Государственный флаг поднимают, а Синяя Лента стала вдруг спортсмена душить — у него аж слезы из глаз покатились...
.  .  .  .  .
Жили-были индейцы. Однажды они были в одной прерии и встретили там Верную Руку, которая охотилась на бизонов. Подружились индейцы с Верной Рукой и стали вместе жить, томагавки бросать да трубку мира курить. И вот, однажды спят индейцы ночью, ничего не видят. Вдруг смотрят — в вигвам заходит Верная Рука. Хвать вождя за перья и давай его ощипывать! Испугались краснокожие, побледнели, закричали во сне!.. Плюнула Рука, обернулась Кожаным Чулком и уползла обратно в прерию бизонов душить...
.  .  .  .  .
У одного человека было две ноги. Одна добрая, а другая злая. Злая нога всех пинает, на мозоли наступает, а добрая нога по музеям ходит, тараканов давит. И однажды злая нога пнула добрую между ног, и началась между ногами война. Но тут пришли добрые хирурги и ампутировали злую ногу. И поставили протез, но он тоже злым оказался, бесчувственным. Так до сих пор человек и мучается — ходит по музеям и протезом всех пинает!

ДОБРИЛКИ

«... Вдруг из шкафа появился скелет Доброй Феи... » (эпиграф)

.  .  .  .  .
... Вдруг в двенадцать часов ночи конфеты, которые Маша в магазине купила, начали сами разворачиваться и есться! А из кухни неожиданно появилась Коричневая Рука и стала девочку шоколадом кормить! Час ест девочка, другой — нет сил у нее больше, а Рука все толкает и толкает ей в рот коричневые шоколадные конфеты, и ласково по щеке треплет!..
.  .  .  .  .
Шел один клоун ночью по кладбищу. Идет, главно, песни поет, шариками жонглирует! Вдруг видит — мертвец березу пилит. Ну, клоун давай ему шутки, репризы показывать! А тот не смеется. Клоун, не будь дурак, повернулся да и убежал. Вот такой хороший конец у этой истории. А что потом каждую ночь мертвец к нему в цирк стучался — так ведь дверь можно и не открывать.
.  .  .  .  .
... Видит обезьянка — дверь тихонько отворилась и показались Красный Зад и Черная Нога. Красный Зад улыбнулся обезьянке по-доброму, а Нога ка-ак погладит ее по голове!..
.  .  .  .  .
Поймали однажды злые дикари в море одного доброго дядю. Тот, конечно, испугался, подумал, что они его съедят. Но дикари не стали дяденьку есть, а привязали его к леске, да и отпустили обратно в море, и поймали огромную злую акулу. А вот злую акулу они, конечно, съели. И как только поели, сразу стали добрыми.
.  .  .  .  .
... Вдруг в Мавзолее сверкнули добрые-предобрые глаза, и задушевный голос произнес: «Товарищи-товарищи! Отдайте мое письмо к съезду!..»
.  .  .  .  .
У одной девочки была сиреневая кофточка. Как девочка наденет кофточку — кофточка начинает девочку душить. Девочка пожаловалась маме, и добрая мама купила ей новую кофточку, а старую выбросила на помойку. И в самом деле — нельзя же девочке десять лет в одной кофточке ходить!
.  .  .  .  .
А у одного дяди было две жены — добрая и злая. С доброй женой он спал днем, а со злой — ночью. И вот спят они ночью. Вдруг в двенадцать часов добрая волосатая рука ка-ак схватит злую жену за грудь! Да как начнет ее мять! Закричала жена через некоторое время и уснула, обессиленная. А на следующую ночь — опять то же самое!..
.  .  .  .  .
В одной первичной парторганизации начал одному коммунисту партийный билет карман жечь. Терпел, терпел коммунист, но однажды не выдержал и бросил партбилет на стол. Глядь — а партбилетами-то уже весь стол завален!..
.  .  .  .  .
К одному генсеку ночью явился дух другого генсека. Первый генсек испугался, соорудил вокруг себя круг из телохранителей и всю ночь шептал про себя «Материализм и эмпириокритицизм». Дух генсека летал в ЗИСе вокруг кровати, матерился и бился о телохранителей. Утром радио прокричало три раза «Гимн Советского Союза», и дух генсека исчез...
.  .  .  .  .
Одной девочке подарили пирожок за двести рублей. Она стала есть, а там — ноготь человеческий!!! А девочка эта, надо сказать, не привередливая была — что дадут, то и ела. Вот она поела, «спасибо» сказала и только потом в милицию пошла. Пришла в милицию, два пальца в рот, да так дежурному все и выложила. А милиционеры ей и говорят: «А чего бы ты хотела за двести-то рублей?» Посмеялись и отпустили девочку.